Голографическая Вселенная


В 1947 году Деннис Габор получил первое голографическое изображение – очень низкого качества, поскольку до изобретения лазеров оставалось еще 13 лет, но главное в принципе – был найден способ сохранения всех оптических свойств любого объекта. Именно это и означает придуманное Габором слово "голограмма". Тогда же молодой аспирант из Принстона Дэвид Бом заинтересовался первыми голограммами Габора. Бома заинтересовал принцип: в ограниченной области пространства может содержаться достаточно полная информация о гораздо большем объеме пространства, может, обо всей Вселенной. Однако идея голографического мироздания в ХХ веке возникла сначала не у физика Бома, а у нейтрофизиолога Карла Прибрама, работавшего в Стенфордском университете и занимавшегося исследованием мозга. Прибрама интересовал вопрос: какие именно участки головного мозга ответственны за сохранение воспоминаний? И каким образом эти участки хранят информацию? Прибрам пришел к выводу о том, что память не хранится в выделенном участке, а рассредоточена по всему объему мозга. Мозг – это голограмма, – сказал Прибрам. Информация о прошлом хранится в нервных импульсах, проникающих в любую часть мозга так же, как луч лазера проникает внутрь любой части голограммы и вызывает к жизни всякий раз цельное изображение предмета. Если прав Прибрам, то физического, вещественного мира не существует. Все видимое, ощущаемое, исследуемое с помощью приборов вещество есть лишь реакция нашего мозга на те или иные частоты мировой голограммы. В голографической Вселенной любой элемент реальности связан с любым другим – не только существующим сейчас, но и существовавшим в прошлом, и с тем, который будет существовать в будущем. Какая разница, сколько парсеков отделяет нас от Денеба, туманности Андромеды или квазара 3С 273, если и мы, и звезда, и галактика, и далекий квазар – лишь проекции каких-то более "глубоких" сущностей, вовсе не разделенных пространством-временем? Прибраму и Бому удалось так описать свои представления о строении мироздания, что со стороны голографическая Вселенная выглядит непротиворечиво. Однако правильная научная идея должна объяснять все (без исключения!) явления природы, входящие в сферу ее объяснительного механизма, и должна предсказывать новые, еще не открытые, природные явления или эффекты, обнаружение которых и станет подтверждением справедливости теории. Идея голограммы объясняла и астрономические явления, и работу человеческих органов чувств, и многое такое, что раньше объяснению не поддавалось. Сложнее с предсказаниями. Мне не известны ранее не описанные физические явления, которые следовали бы с неизбежностью из голографического представления о Вселенной и поддавались бы экспериментальной проверке. Бом и Прибрам говорят: "Материя есть порождение нашего сознания, и на самом деле в мире нет ничего, кроме волн, создающих и наш мозг, и возникающую в мозгу картину Вселенной". Вопрос: волны чего? Если материя – результат, значит, волны эти нематериальны? Значит, на самом деле некий бессмертный дух творит волны, которые, пересекаясь, творят материю? Нет ответа ни у Бома, ни, тем более, у Прибрама, ни у кого из сторонников этой красивой, но так и не доказанной идеи. В "теории" голографической Вселенной нет математики. Голографическая Вселенная, одна из самых красивых идей ХХ века, не говорит на языке математики. Она нема. И получается, что, несмотря на то, что идея голографической Вселенной легко объясняет все на свете, – это не физическая теория, а красивый и понятный образ. Метафора. Голографическая Вселенная могла бы стать предметом науки или религии, но так и осталась где-то посередине между физикой и философией. Голографическая Вселенная – пример теории, которая внешне красива и логична, но, скорее всего, не является физической сущностью. Вот