«Очень узкий мост» — это приключенческий роман, основанный на реальных событиях, произошедших в последнее десятилетие предыдущего тысячелетия. В книге описывается период «лихих девяностых» годов — время крушения Советской империи, в ходе которого представители различных еврейских и израильских организаций боролись за их уникальный, но самый ценный природный ресурс — человеческий капитал. Это может звучать цинично, однако, учитывая среду, в которой эта борьба имела место, и ее очень длинную предысторию, трудно найти более четкое и точное определение.
Несмотря на то, что «Очень узкий мост» — это рассказ очевидца, которому посчастливилось стать свидетелем современного «исхода», это не профессиональный репортаж с места событий. Книга написана в стиле художественной литературы с яркими описаниями и колоритными персонажами, необычными ситуациями, как печальными, так и смешными, а также опасными и романтичными.

Название «Очень узкий мост» не случайно. Оно символизирует не только переход из Диаспоры на Землю Обетованную, который характеризуется опасностью, хрупкостью и сложностью решений. «Очень узкий мост», как название книги, также символизирует переход от поколения Холокоста к новому поколению, в землю праотцов.
Главный герой романа самокритичен, объективен и наблюдателен. Описанные приключения, которые не лишены юмора, не оставят безразличным даже самого изощренного читателя.

Арие Бен-Цель. Очень узкий мост. Электронная книга

35.00 ₪Цена
  • Арие Бен-Цель родился в Риге. В конце 60-х подростком приехал в Израиль. После школы служил в армии. Получил степени бакалавра и магистра (MBA) Нью-Йоркского государственного университета (SUNYUB). Некоторое время работал в государственной структуре, затем перешёл в частный сектор.
    Автор книги «Рассказы для Ноя». Член Союза русскоязычных писателей Израиля.

  • Глава 1: Кфиру повезло

    Кфиру повезло еще задолго до его рождения, когда счастливый случай, а точнее случаи, сохранили его родителей во время войны.

    У его отца, прошедшего Большое и Малое Рижское гетто, лагерь Лента, а затем и концлагерь Штутхоф, было много шансов не пройти всего этого. У Кфира, знавшего отца лишь до 11 лет, был большой шанс не узнать о его злоключениях, если бы не случай.

    Воспоминания, связанные с отцом, можно было сравнить с кроссвордом, решенным лишь частично. Рошман ― капитан СС, садист и убийца; «Лента» ― лагерь принудительных работ, филиал Рижского гетто; футбольные матчи ― немцы в кованых сапогах против босых евреев; Сервич ― лейтенант СС, загадочный спасатель; Антошка ― поляк-пожарник; торговля продуктами в гетто в обмен на драгоценности... Эти картины и образы людей, застывшие в детском воображении (все это ― по обрывкам информации, полученной от отца и знакомых), оставались для Кфира загадочными.

    Неудивительно, что детские воспоминания так беспорядочны. Отдельные эпизоды представлялись очень четко, но между ними не всегда была связь, да и хронологический порядок, по-видимому, не всегда был правилен. Все, что Кфир знал, он услышал много лет назад в основном из уст друзей отца, которые к тому же плохо говорили по-русски, и только в зрелом возрасте он начал осознавать, как мало ему известно. Тогда же, в 60-е годы, история, о которой идет речь, казалась ребенку ясной и понятной.

    Отец скончался много лет назад. Известные факты со временем смешались и побледнели. Постепенно история отца стала представляться в виде нерешенного кроссворда...